В апреле 2021 года в Пятигорске был задержан 36-летний уроженец Чечни Апти Висаев. Мужчину обвинили в подготовке теракта в Норильске 9 мая. Из материалов уголовного дела следует, что он в социальных сетях призывал вести вооруженный джихад и склонял другого мусульманина по имени Азад Беккаримов совершить самоподрыв на Площади памяти героев прямо во время парада. Уже почти год Висаев находится в СИЗО и вину свою не признает. Не верит в эти страшные обвинения и его жена – Аиша Мутаева… История любви разлученных супругов – в нашем материале.

 

 Эта история начиналась не так, как у многих. Перед встречей друг с другом эти двое многое пережили. Аиша, к примеру, в свои 28 лет уже была вдовой, и сама воспитывала четверых детей.

Мой первый брак был не по любви, – вспоминает девушка. – В 15 лет меня украли, то есть в то время это было допустимо (по нашим традициям). Отец моих детей был хорошим человеком, прожили почти восемь лет, я родила детей. Но супруг погиб. С тех пор я жила одна с детьми в Норильске. Работала маркетологом, училась на юридическом факультете.

Было много поклонников, но выходить замуж вообще не было намерений, так как знала, что мой отец категорически против, ссылаясь на наши чеченские традиции.

Приятный незнакомец появился в квартире молодой многодетной матери неожиданно. На кухне сломался кран…

Я обратилась за помощью к своей знакомой, попросила, чтобы ее муж пришел и устранил неполадку, – продолжает Мутаева. – Но у этой знакомой созрел план в голове познакомить меня с другом их семьи, которым и был Апти. Вместо ее мужа, на помощь пришел Апти. Он пришел с огромными пакетами, в которых были фрукты, сладости для детей, это меня очень сильно удивило. По нашим традициям, наедине мы с ним общаться не могли, поэтому в течение этих 10-15 минут дети все время были с нами на кухне. Но мы даже и не смотрели друг на друга – стеснялись. Эта была первая и последняя встреча до нашего брака. Кран в тот день Апти не починил, потому что у него не оказалось с собой необходимых инструментов. Но мы обменялись номерами телефонов.

 Аиша и Апти стали общаться по 10-15 минут в день на протяжение нескольких дней. Позже от знакомой девушка узнала, что у Апти такая же непростая судьба – 15 лет он отсидел в тюрьме за якобы причастность к незаконным вооруженным формированиям. Однако, по словам самого Апти и всего его окружения, дело против него было сфабриковано, а признание с него выбили жестокими пытками. Даже несмотря на все это, Аиша стала замечать, что с каждым днем ее все больше и больше тянет к этому Апти. Тем более, что и он активно проявлял к ней знаки внимания.

Он очень хотел на мне жениться, – делится наша собеседница. –Но отец поставил мне ультиматум. Сказал, что если я выйду замуж за Апти, то он перестанет меня считать своей дочерью, в глубине души я знала, что отец меня простит и примет Апти. Но, как мне не было больно, я решила ослушаться отца, потому что понимала, что без Апти я жить уже не смогу, таких чувств за всю свою жизнь я не испытывала никогда никому я понимала, что это родная душа. 15 апреля 2020 года у нас состоялся никах (мусульманский брак – прим. ред.) в мечети в городе Норильск.

По словам Аиши, с мужем они жили в любви и согласии. А к детям ее любимый относился как к своим собственным, Апти заменил им отца, которого они вовсе и не помнят, дети очень сильно его полюбили. Невероятно, но своими добрыми поступками Висаев смог растопить лед даже в сердце своего тестя. Так, со временем отец Аиши все же принял Апти и примирился с дочерью.

Я даже боялась говорить о своем счастье, – произносит Мутаева. – Муж очень заботился обо мне и детях. Когда мы шли из магазина, он не разрешал мне даже маленький пакетик донести до машины. Он полюбил моих детей, как своих родных. Старших детей водил в школу, младшего сына – в садик. Забирал их. Помню, как-то Апти был на смене, работал в Каеркане, поздней ночью у младшего сына поднялась температура, после того, как я сообщила ему об этом спустя минут 20 звонок в дверь и там Апти, это было настолько удивительно, что у человека такие искренние чувства к не родному ребёнку. Итак, было очень много всего, что не описать его добрые поступки и его добрую душу. Бывало, я занимаюсь шитьем, а они все вместе сидят, болтают. Один ребенок у Апти на голове, другой – на животе. Мы даже кушать не садились без мужа, ждали его с работы (работал Висаев сантехником и подрабатывал в такси – прим. ред.). О прошлом мужа напоминало только то, что он практически был не приспособлен к современной жизни – не умел пользоваться телефоном, банковской картой, он забыл вкус нормальной еды. А еще, когда он в первый раз снял передо мной футболку и я увидела его тело, то просто начала реветь. У него остались шрамы от ножевых порезов с плеча до низа живота. Как он мне рассказывал, его подвешивали и резали, чтобы он признал свою вину в том, к чему он не был причастен. Выйдя из тюрьмы, мой муж очень ценил свободу: всему удивлялся, ценил каждую секунду!

Апти переживал, что из-за длительного пребывания в сыром помещении он мог потерять возможность иметь детей. Однако свершилось чудо – Аиша забеременела.

Когда он узнал об этом, в глазах Апти от счастья появились слезы, – делится наша героиня. – Рассказывал мне, как он мечтал о ребенке, находясь в тюрьме. Через девять месяцев у нас родилась малышка, мы назвали ее Эдемой, что означает «Райский сад». Это имя Апти выбрал еще когда находился в заключении, мечтая о семье, дочке.

 Через три месяца после рождения малышки, счастливая многодетная семья решила отправиться в отпуск в Пятигорск. Именно с этого момента и начался обратный отсчет…В жизни супругов один за другим начали происходить испытания, которые приблизили влюбленных к страшнейшим событиям, разрушившим их идеальную семейную жизнь.

 – Отпуск на работе Апти взял на 52 дня, – поясняет Аиша. –Билеты в Пятигорск купили на седьмое апреля. Вернуться в Норильск мы должны были 24 мая. Так как после освобождения из тюрьмы над моим мужем установили надзор на восемь лет, мы обязаны были согласовать поездку с правоохранительными органами. Инспектор по надзору сначала все одобрила. Но потом в марте Апти вызвали в уголовный розыск. Я поехала с ним. Сидела в машине. Апти вышел оттуда сам не свой. Рассказал мне, что у него состоялась неприятная беседа с двумя сотрудниками из Красноярска, которых на тот момент перевели в Норилськ. Они с ним разговаривали на повышенных тонах и предлагали так называемое «сотрудничество» – оговаривать других людей. Но Апти отказался. Сказал им: «Я в тюрьме не был плохим человеком, а на свободе и подавно не смогу таким стать!». Закончилось тем, что эти сотрудники проверили телефон Апти и после этого отпустили. Через какое-то время мужа снова вызвали в уголовный розыск. Сотрудник по имени Умар начал у него расспрашивать, почему именно сейчас он решил лететь в отпуск, накануне Дня победы. Когда Апти все пояснил и сказал, что он уже купил билеты, потратив на них 130тыс рублей, ему сказали: «Мы тебя предупреждаем, что тебя могут закрыть по беспределу!». Апти это принял, но поездку отменять не стал. Когда он мне это рассказал, я заплакала.

 За несколько дней до отпуска у машины супругов отказали тормоза, и они попали в страшное ДТП.

 – Мы ехали из Норильска в Кейеркан, чтобы встретить моего брата в аэропорту, – произносит Аиша. – Ехали на скорости 60-70 км в час. Перед нами ехал КАМАЗ. В какой-то момент он резко затормозил, потому что водитель перепутал поворот. Апти хотел тоже остановиться, но тормоза не сработали. Мы думали, что нам уже конец. И даже в эти секунды муж подумал обо мне. Он понял, что если свернет направо, то, рискуя собой, сможет спасти мою жизнь. Он так и сделал, машина еле-еле остановилась. Я не могла дышать из-за того, что ударилась грудной клеткой о бардачок. Но слава Богу, выжила не только я, но и мой любимый супруг.

Несмотря на произошедшее и еще один вызов Апти в правоохранительные органы, отменять поездку семья не стала. Во время перелета счастью влюбленных не было предела, хотя не покидало ощущение, что за ними кто-то следит.

В Минводах нас и вовсе забрали в отделение полиции, – рассказывает Аиша. – Сотрудники сказали, что им нужно пообщаться с Апти по поводу его надзора. Разговор в итоге оказался уважительным с обеих сторон. Мой муж оставил свой номер телефона участковому по имени Олег и 12 апреля должен был явиться в отделение за первой отметкой.

 Первые десять 11 дней отпуска семья провела в абсолютной гармонии.

В квартире, которую мы заранее сняли в Пятигорске, нас встретили мама и сестра Апти. Они специально прилетели туда из Чечни, чтобы помочь, и провести с нами время, – говорит Аиша. – Муж много лет не видел своих родных. Он был такой счастливый! Мы очень хорошо проводили время – ходили в аквапарки, на рынки, ездили все вместе в рестораны. А еще, мы устраивали себе романтику. Например, мы оба никогда до этого не катались на трамвае. А в Пятигорске у нас возникло такое желание, и мы его осуществили. Все было идеально.

Однако, идиллия семьи в очередной раз нарушилась 18 апреля. Супругам поступил звонок из аварийной службы ЖЭКа в Норильске. Как оказалось, в их квартире прорвало трубу, и вода затопила не только их квартиру, но и соседа снизу. Разобраться в ситуации пара отправила своего друга Ибрагима. По его словам, в квартире оказалась открыта балконная дверь, все трубы заморожены, а вентиль от радиатора перекрыт.

Я уверена, что это произошло не просто так, – сетует героиня. – Мой муж – сантехник. Он знал: если балконную дверь оставить открытой, трубы рванут, так как у нас в Норильске бывают сильные ветра. Да и сами подумайте, мы улетали на полтора месяца. Неужели мы бы не закрыли балконную дверь квартиры?! Это ведь наше имущество. И еще: если бы вина действительно была нашей, то труба заморозилась бы гораздо раньше, чем 18 апреля.

Но самый черный день в семье наступил 22 апреля 2021. С утра Апти позвонил уже упомянутый участковый Олег и попросил срочно приехать, хотя отметка была запланирована на другую дату.

Было ощущение, что нас заманивают в ловушку, но мы поехали, – со слезами вспоминает Аиша. – Когда мы выходили из машины, на нас налетели люди в масках. Это было так страшно! Меня сильно ударили о багажник. Апти положили на землю и на голову наступили ногой. На нас надели наручники. Я начала кричать: «Отпустите его!». Но за это Апти сильно ударили в затылок. Нам не давали смотреть друг на друга. Муж начал просить, чтобы меня отпустили к детям. Я периодически теряла сознание. У нас изъяли телефоны, банковскую карточку. Повезли на нашу съемную квартиру, где провели обыск. Все это время сотрудники правоохранительных органов (кстати, это были те же сотрудники из Красноярска, с которыми Апти общался в Норильске) вели себя очень грубо. Один из них угрожал мне изнасилованием и говорил, что им ничего не стоит посадить не только моего мужа, но и меня. Все это происходило при детях. Они сказали, что им поручили доставить моего мужа в Норильск. Когда Апти забрали, я поняла, что мой мир рухнул. Вышла на улицу и просто начала просить деньги у людей. Одна женщина мне дала 500 рублей. Благодаря этому я добралась до отделения банка и сняла деньги с карты. Купила новый телефон, восстановила наши сим-карты. Честно скажу, в тот момент мне хотелось просто умереть. Но я знала, что нужна своим детям и мужу.

Аиша вместе с детьми и свекровью срочно отправилась в Норильск. Там она узнала, что мужа обвиняют по 205 статье УК РФ (Терроризм). Правоохранительные органы, адвокаты тут же начали склонять Висаева признать свою вину. Якобы тогда срок будет минимальный. Но Апти отказывается это делать и по сей день.

Мой муж никак не мог призывать кого-то к терроризму, – уверена Аиша. – Я всегда была с ним. Даже когда он работал, мы были постоянно на связи. 23 мая нам с Апти устроили встречу, я пришла с ребенком. Помню, стоят конвои, еще двое оперативников, мой муж в наручниках, Апти берет на руки нашу дочь и нюхает малышку. Говорит: «Аиша, клянусь Аллахом, я не знаю, что происходит!». В тот день ему тоже предлагали признаться, стать засекреченным свидетелем для других обвиняемых. В этом случае ему обещали скостить срок. Но супруг сказал: «Я не буду кого-то оговаривать ради своей свободы! Я не смогу прийти домой, обнять своих детей, зная, что другие из-за меня страдают! Мне лучше тогда умереть!». Я знаю, что мой муж не смог бы убить человека. Горжусь тем, что я-его жена! Он стойко держится и ничто не может его сломать. Его потом ведь еще и сильно избили, но он все равно не признается в том, чего не делал!

Осенью Апти Висаева этапировали в Красноярск. С тех пор в этом городе живет и Аиша с детьми. Каждое утро она просыпается с надеждой на справедливость и все дни ее проходят в мыслях о возлюбленном.

В деле Апти много несостыковок, – настаивает девушка. – К примеру, наш знакомый Ибрагим, который помогал нам во время потопа в квартире, оговорил моего мужа под давлением сотрудников правоохранительных органов. Он сказал, что якобы под ванной был найден сухой порох. Но ведь если бы он там действительно был, то стал бы мокрым и, как мне сказали специалисты, утратил свои свойства. Кто такой Азад Беккаримов, которого мой муж якобы склонял к терроризму, мы вообще не знаем. Никогда Апти не общался с человеком с таким именем. Социальными сетями мой муж пользоваться вообще не умел. Он иногда отвечал на сообщения в моем аккаунте, в котором я занималась продажей мусульманской одежды и других вещей. Когда писали мужчины, я просила мужа с ними общаться, так как по нашим традициям я этого делать не могу. Апти приписали какую-то левую страницу. Там сначала стояло его фото. Подписчики и подписки на этом аккаунте постоянно менялись. Потом спустя 10 месяцев задержания аккаунт полностью изменили закрыли вообще, а вместо фото мужа теперь на аватаре стоит надпись: «Пока!». Над нами будто бы кто-то издевается! 18 марта состоялось заседание, на котором еще на полгода было продлено пребывание моего мужа в СИЗО. При этом, не была проведена ни одна экспертиза, нам в них отказывают. Я восстановила свою учебу на юридическом факультете. Понимаю, что мне это жизненно необходимо. Если не дай Бог, моего мужа посадят, я смогу к нему ходить как юрист, узнавать, как он. Дети его очень ждут. Они говорят: «Мама, не плачь, он вернется!». Они пишут ему письма, рисуют для него. Маленькая Эдема постоянно перед сном обнимает телефон, когда я ей показываю фото и видео с ее отцом. Кстати, из-за всех издевательств над моей семьей, я потеряла ребенка. Когда нас задерживали, я была беременна, но у меня случился выкидыш. Мне многие говорят: «Ну ты же всего год прожила с ним! Неужели ты будешь ждать его из тюрьмы, если его посадят?». Да, я буду ждать! Я нашла душу, подобную своей душе. Даже если Апти дадут пожизненное наказание, я от него не откажусь. Пока жива, я буду бороться и доказывать его невиновность. Поверьте, если бы я хоть на 0,01 процент сомневалась в нем, я бы сама его оставила, как бы не любила. Но он реально ничего плохого не сделал! Я постоянно о нем думаю, как он там, так как много чего было за этот год, очень сильно переживаю за его жизнь и здоровье… Но несмотря ни на что верю в справедливость. Апти, ты моя жизнь, а двух жизней не бывает!

Leave a comment